Форум » 1917-1922 » Революция глазами генерала Макса Гофмана » Ответить

Революция глазами генерала Макса Гофмана

СМ1: Генерал-майор Макс Гофман, известный, как фактический глава на переговорах в Брест -Литовске в 1918 г., написал книгу Война упущенных возможностей. [more][quote]В 1898—1899 годах учился в Прусской военной академии, после чего полгода находился при царском дворе в Санкт-Петербурге в качестве военного атташе. C 1899 по 1901 годы работал под руководством генерала фон Шлиффена в русском отделе Германского генерального штаба. С этого времени считался специалистом по российским делам. Во время Русско-японской войны находился в качестве наблюдателя при 1-ой японской армии в Маньчжурии. В момент начала Первой мировой войны находился на должности начальника оперативного отдела штаба вновь сформированной 8-ой германской армии в Восточной Пруссии. В этом качестве руководил разработкой плана сражения при Гумбиннене. После поражения при Гумбиннене командующим армией был назначен генерал Гинденбург, а начальником штаба армии — генерал Людендорф. Вместе с последним Гофман разрабатывал планы сражений при Танненберге и на Мазурских озерах. В 1917 году был назначен начальником штаба Главнокомандующего Восточным фронтом Леопольда Баварского. В этом качестве представлял германское командование в ходе переговоров о Брестском мире. На переговорах занимал крайне агрессивную и неуступчивую позицию, по выражению Льва Троцкого, «ставил свой солдатский сапог на стол переговоров» Даже сегодня, отмечая Компьенское перемирие, французы помнят, что "Брестский мир" - пакт Гофмана - Троцкого, освободил немецкие войска для войны на Западе. [/quote][/more] В главе 14-й Неиспользованная русская революция Гофман пишет: [quote]Вполне естественно, что мы пытались путем пропаганды усилить разложение, внесенное революцией в русские войска. На родине у нас был человек, поддерживавший сношения с жившими в Швейцарии эмигрантами; он пришел к мысли привлечь некоторых из них к этому делу, чтобы еще скорее отравить и подорвать моральное состояние русских войск. Он обратился к депутату Эрцбергеру, а Эрцбергер - в министерство иностранных дел. Таким образом дело дошло до ставшей впоследствии известной перевозки Ленина в Петербург через Германию. Мне не известно, знало ли верховное командование что-либо об этом мероприятии; командующий восточным фронтом ничего о нем не знал. Мы узнали об этом лишь несколько месяцев спустя, когда заграничные газеты начали упрекать за это Германию и называть нас отцами русской революции. Нет слов, чтобы достаточно энергично возразить против этого обвинения, ложного, так же как и все другое, исходящее из неприятельской пропаганды против нас. Как я уже выше сказал, революция в России была сделана Англией; мы, немцы, в войне с Россией имели несомненное право усилить революционные беспорядки в стране и в войсках, когда революция, вопреки первым надеждам, не принесла нам мира. Подобно тому, как я пускаю гранаты в неприятельские окопы, как я выпускаю против них ядовитые газы, так же я имею право в качестве врага употреблять против него и средства пропаганды. И надо иметь в виду, что в то время, кроме Ленина, в Россию проникло много большевиков, живших до того времени в качестве политических эмигрантов в Лондоне и Швеции. [/quote]

Ответов - 108, стр: 1 2 3 All



полная версия страницы