Форум » о Сталине (ostaline.su) » Сталинизм (продолжение) » Ответить

Сталинизм (продолжение)

Hoax: В этой ветке мы попробуем сформулировать, что такое "сталинизм" сейчас, в 2012 году. Чтобы было понимание термина, которым очень многие оперируют. Что такое сталинизм?

Ответов - 260, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

ФИЛ: Madmax1975 пишет: А кто-то может внятно объяснить, что такое "упрочение жизни"? А с "жизнью" все понятно? Если все, то понимайте ее упрочение как положительную первую ее производную по времени: dE/dt>0.

Madmax1975: ФИЛ пишет: понимайте ее упрочение как положительную первую ее производную по времени А ничего, что взятие производной - математическая функция? Нормально?

stalker716: Madmax1975 пишет: А ничего, что взятие производной - математическая функция? Нормально? Когда люди это винтики, то всё нормально.

ФИЛ: Madmax1975 пишет: ФИЛ пишет: цитата: понимайте ее упрочение как положительную первую ее производную по времени А ничего, что взятие производной - математическая функция? Нормально? Существует точка зрения, что без количественного анализа любая наука неполноценна (и даже вообще не наука). Но количественный анализ давно уже не ограничивается арифметикой, а дифференциальное исчисление ныне изучают уже в средней школе. Т. ч. взятие производных уже не высшая математика, хотя и высшая - это тоже нормально... "Упрочение" - старое слово и не только русского языка, например:" Следовательно, в основе деления на классы лежит закон разделения труда. Это, однако, отнюдь не исключало применения насилия, хищничества, хитрости и обмана при образовании классов и не мешало господствующему классу, захватившему власть, упрочивать своё положение за счёт трудящихся классов и превращать руководство обществом в эксплуатацию масс". Энгельс, Антидюринг. Ненормально в наше время быть безграмотным, ведь ликбез большевики когда еще организовали...

Madmax1975: ФИЛ пишет: без количественного анализа любая наука неполноценна А и черт с ним, давайте. Продемонстрируйте общественности свои навыки количественного анализа. Покажите на паре примеров через взятие производной, как все-таки происходит упрочение жизни. А мы, обезьянки, посмотрим.

ФИЛ: Madmax1975 пишет: А и черт с ним, давайте. Продемонстрируйте общественности свои навыки количественного анализа. Покажите на паре примеров через взятие производной, как все-таки происходит упрочение жизни. А мы, обезьянки, посмотрим. 1-я производная по времени - самая простая и является в физическом смысле скоростью изменения функции E(t), представленной (разложенной) математическим рядом Тейлора (1). В качестве Е может быть любая переменная, зависящая от времени: путь, рост, вес, ... Я для пояснения (1) использовал Е=пути, проходимым физическим телом за время t, и показал, как выводятся уравнения прямолинейного движения, изучаемые в средней школе. 2-я производная по времени - это ускорение изменения Е. За 1-й производной скрыт 1-й закон Ньютона (если на тело не действует сила, то оно сохраняет состояние покоя или равномерного прямолинейного движения, т. е. движется с постоянной скоростью), за 2-й производной - 2-й закон Ньютона (если на тело действует сила, то оно движется с ускорением, равным...). Замечу, что в (1), где Е - жизнь, скрыты "всемирные" законы жизни Вашей, моей и любой другой живой системы (см. выше), в частности, смысл жизни. Например, Богданов - соратник Ленина, основатель тектологии (всеобщей организационной науки) - смысл жизни отождествлял с целью жизни, т. е. с 2-м законом телеологии - "упрочением жизни". Вместо жизни в качестве Е можно взять любое ее свойство, особенно подходит "целесообразность". Можно перейти к многомерной Е=Е(x, y, z...,t), где x, y, z... - свойства (параметры) жизни, t - время, но анализ многомерных функций очень высокая математика...

piton83: Это даже посильнее Евразийства будет.

Madmax1975: Примеры, пожалуйста. Вот взять, скажем рост (чей, кстати?). Его увеличение есть упрочение жизни? piton83 Т-с-с-с! Не спугните!

ФИЛ: Успешный квазикоммунистический эксперимент Оуэна, см. выше, является экспериментальной основой для марксистской теории социализма (и коммунизма). Выглядит эта теория так. Частнособственнический капитализм развивается в государственный - остается один капиталист - государство. Город и деревня объединились, все с/х предприятия также являются государственными. "Пролетариат берёт государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность" (Антидюринг. II Очерк теории). Начинается диктатура пролетариата и переходный период от капитализма к социализму: мировой капитализм умирает, рождается мировой социализм. Государство отмирает как машина для эксплуатации классов. Остаются одни наемные работники, которые тоже перестают быть наемными. Устанавливается равная зарплата всем трудящимся - служащим и рабочим. Завершая очерк теории социализма Энгельс пишет: "Но если разделение на классы имеет, таким образом, известное историческое оправдание, то оно имеет его лишь для известного периода и при известных общественных условиях. Оно обусловливалось недостаточностью производства и будет уничтожено полным развитием современных производительных сил. И действительно, упразднение общественных классов предполагает достижение такой ступени исторического развития, на которой является анахронизмом, выступает как отжившее не только существование того или другого определённого господствующего класса, но и какого бы то ни было господствующего класса вообще, а следовательно, и самое деление на классы. Следовательно, упразднение классов предполагает такую высокую ступень развития производства, на которой присвоение особым общественным классом средств производства и продуктов, — а с ними и политического господства, монополии образования и духовного руководства, — не только становится излишним, но и является препятствием для экономического, политического и интеллектуального развития. Эта ступень теперь достигнута. Политическое и интеллектуальное банкротство буржуазии едва ли составляет тайну даже для неё самой, а её экономическое банкротство повторяется регулярно каждые десять лет. При каждом кризисе общество задыхается под тяжестью своих собственных производительных сил и продуктов, которые оно не может использовать, и остаётся беспомощным перед абсурдным противоречием, когда производители не могут потреблять потому, что недостаёт потребителей. Свойственная современным средствам производства сила расширения разрывает оковы, наложенные капиталистическим способом производства. Освобождение средств производства от этих оков есть единственное предварительное условие беспрерывного, постоянно ускоряющегося развития производительных сил, а благодаря этому — и практически безграничного роста самого производства [выделено мной]. Но этого недостаточно. Обращение средств производства в общественную собственность устраняет не только существующее теперь искусственное торможение производства, но также и то прямое расточение и уничтожение производительных сил и продуктов, которое в настоящее время является неизбежным спутником производства и достигает своих высших размеров в кризисах. Сверх того, оно сберегает для общества массу средств производства и продуктов путём устранения безумной роскоши и мотовства господствующих теперь классов и их политических представителей. Возможность обеспечить всем членам общества путём общественного производства не только вполне достаточные и с каждым днём улучшающиеся материальные условия существования, но также полное свободное развитие и применение их физических и духовных способностей, — эта возможность достигнута теперь впервые, но теперь она действительно достигнута*. Раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование[выделено мной; здесь имеется ввиду дарвино-мальтусовская борьба со смертельным исходом в случае поражения]. Тем самым человек теперь — в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и всё возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы. Совершить этот освобождающий мир подвиг — таково историческое призвание современного пролетариата. Исследовать исторические условия, а вместе с тем и самоё природу этого переворота и таким образом выяснить ныне угнетённому классу, призванному совершить этот подвиг, условия и природу его собственного дела — такова задача научного социализма, являющегося теоретическим выражением пролетарского движения. _________ * Несколько цифр могут дать приблизительное представление об огромной способности современных средств производства к расширению даже под капиталистическим гнётом. По новейшим вычислениям Джиффена, общая сумма всех богатств Великобритании и Ирландии составляла круглым числом: в 1814 г. — 2 200 млн. ф. ст. = 44 млрд. марок » 1865 » — 6 100 » » » = 122 » » » 1875 » — 8 500 » » » = 170 » » Что же касается уничтожения средств производства и продуктов во время кризисов, то на втором конгрессе немецких промышленников (в Берлине, 21 февраля 1878 г.) было установлено, что общие убытки одной только германской железоделательной промышленности достигли во время последнего кризиса 455 млн. марок.

ФИЛ: Madmax1975 пишет: Примеры, пожалуйста. Вот взять, скажем рост (чей, кстати?). Его увеличение есть упрочение жизни? Вы из какого класса, мальчик (или девочка)? Если жизнь раскладывается в ряд, то положительная 1-я производная - упрочение жизни, а если рост (кристалла, травы...), то положительная 1-я производная - положительная скорость роста... А Вы тут "перепутали божий дар с яичницей". Не выставляйте себя на посмешище - включайте мозги.

Madmax1975: ФИЛ пишет: Вы из какого класса, мальчик (или девочка)? Из "А". А Вы? Но мы отвлеклись, вернемся к упрочению жизни. ФИЛ пишет: В качестве Е может быть любая переменная, зависящая от времени: путь, рост, вес ФИЛ пишет: рост (кристалла, травы.. Вам не кажется, что в двух приведенных фразах слово "рост" использовано в разных значениях? Вам не кажется, что столь дешевыми трюками Вы опошляете память генералиссимуса? Впрочем, по мощам и елей...

Yroslav: Вам не кажется, что в двух приведенных фразах слово "рост" использовано в разных значениях? Вам не кажется, что столь дешевыми трюками Вы опошляете память генералиссимуса? Впрочем, по мощам и елей... А где в разных? Рост — процесс увеличения какого-либо качества со временем. Качества могут быть как физическими (например, рост в высоту), так и абстрактными (например, взросление человека, расширение системы) Рост веса, кристалла.. расширение системы.. везде процесс увеличения какого-либо качества со временем.

ФИЛ: Но, как уже говорилось выше, в 1917 г. речь не шла о гибели капиталистической формации во всем мире, но была возможность начала ее гибели - победы пролетариата в ослабленных 1МВ ведущих европейских странах - Германии и др. в т. н. мировой социалистической революции. В октябре 1917 г. - впервые в истории - пролетариат победил всего в одной, причем отсталой, полуфеодальной стране, в самом "слабом звене" капиталистического мира. В стране имелись следующие классы: пролетариат, крестьянство, капиталисты, феодалы (помещики) и буржуазно-феодальные госслужащие (армейские, жандармские, управляющие всех уровней, ...). Помещики, буржуи и все крупные частные собственники были экспроприированы - их собственность (земля, заводы, банки, деньги, товары, ...) стала государственной, армия и жандармерия расформированы, уволены и распущены по домам госслужащие, а верхушка (правительство, некоторые депутаты госдумы и т. п.) арестована. Буржуазно-феодальная эксплуататорская государственная машина была сломана и разобрана в большом соответствии марксизму и его развитию в этой части Лениным в работе "Государство и революция". Теперь надо было налаживать мирную жизнь и народное хозяйство (экономику). Если в промышленности почти все было понятно из марксизма: "заводы - рабочим", рабочим - примерно равную зарплату ..., - то с крестьянством, кроме справедливой раздачи земли в аренду, были тяжелые вопросы с кооперацией и равной зарплатой, о которых в марксизме ничего не было. Но и в промышленности не все оказалось простым на практике. Директора и управляющие, инженеры, специалисты и т. п. - буржуазная интеллигенция - отказались трудиться за среднюю зарплату рабочего, оказались явными или скрытыми врагами советской власти. Именно за это Ленин так нехорошо отозвался о буржуазной интеллигенции. Отчет об этой проблеме и ее решении представлен в работе Ленина "Очередные задачи советской власти" в апреле 1918 г.: "Нам пришлось теперь прибегнуть к старому, буржуазному средству и согласиться на очень высокую оплату “услуг” крупнейших из буржуазных специалистов. Все, знакомые с делом, видят это, но не все вдумываются в значение подобной меры со стороны пролетарского государства. Ясно, что такая мера есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякой пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему, требующих борьбы делом, а не словами, с карьеризмом". В последующей гражданской войне, войне с интервенцией пришлось создавать полноценное пролетарское государство с милицией, армией и флотом. А после этих войн решать хозяйственный крестьянский вопрос с помощью еще одного временного компромисса - НЭПа - восстановления товарных - буржуазных отношений между пролетариатом и крестьянством (между городом и деревней). На II Всероссийском съезде политпросветов, выступая 17 октября 1921 г. с докладом, Ленин сказал: " Новая экономическая политика означает замену разверстки налогом, означает переход к восстановлению капитализма в значительной мере. В какой мере — этого мы не знаем…уничтожение разверстки означает для крестьян свободную торговлю сельскохозяйственными излишками, не взятыми налогом, а налог берет лишь небольшую долю продуктов. Крестьяне составляют гигантскую часть всего населения и всей экономики, и поэтому на почве этой свободной торговли капитализм не может не расти… борьба есть и будет еще более отчаянная, еще более жестокая, чем борьба с Колчаком и Деникиным. Это потому, что та борьба, военная, — это есть дело привычное. Сотни и тысячи лет, всегда воевали…Задача нашей партии развить сознание, что враг среди нас есть анархический капитализм и анархический товарообмен". На VII Московской губернской партконференции, выступая с докладом 29 октября, Ленин также признал, что предполагавшийся централизованный товарообмен сорвался «в том смысле, что он вылился в куплю-продажу… частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарооборота получилась обыкновенная купля-продажа, торговля». Введение свободы торговли вызвало определённое разочарование части партии. Во многом подобные настроения выразил Троцкий, 25 августа 1921 года на заседании Политбюро пессимистически заметивший, что теперь «дни Советской власти сочтены», и «кукушка уже прокуковала».

ФИЛ: Наконец, Ленин нашел теоретическое для социализма решение крестьянского вопроса в кооперации крестьян. Единоличники объединяются в общество (кооператив) для значительно более эффективного производства с/х продукции. Объединяются земля и личные средства с/х производства. Личные средства производства становятся кооперативными. Кроме того, государство предоставляет кооперативу эффективную с/х технику (трактора, комбайны, ...), благодаря которой кооператив способен обработать в 10-ки раз большие кол-ва земли и получить соответствующее кол-во хлеба. Если кооперативная собственность становится государственной, то кооперативы становятся вполне социалистическими хозяйствами. Последнее, что сделал для теории Ленин - указал направление перехода от НЭПа к социалистической кооперации в той же работе "О кооперации": "Нэп в этом отношении представляет из себя в том отношении прогресс, что он приноравливается к уровню самого обыкновенного крестьянина, что он не требует от него ничего высшего. Но чтобы достигнуть через нэп участия в кооперации поголовно всего населения - вот для этого требуется целая историческая эпоха. Мы можем пройти на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия". Не забываем, что в эти десятилетия (с 1921 до 1941 г.)"борьба есть и будет еще более отчаянная, еще более жестокая, чем борьба с Колчаком и Деникиным". Как назвать получающуюся общественную систему? Напрашивается "государственный социализм". Напомню еще одно предвидение Ленина: "... ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен"(см. т. XXIV, стр. 122). К счастью, было только одно такое столкновение 1941-45 гг., но Ленин не мог предвидеть создание атомного оружия, во-первых, создания ядерного щита Сталиным, во-вторых, и удачного дипломатического лавирования Сталина до создания этого щита в период, когда США могли развязать одностороннюю атомную войну по планам "Пинчер", "Полумесяц" и др.: Холловей Д., Атомоход Лаврентий Берия, М., Эксмо; Алгоритм, 2011. Итак, ленинизмом мы называем марксизм, доработанный Лениным применительно к конкретной исторической ситуации в России и мире. Но не все в ЦК были согласны с ленинской теорией и, прежде всего, Троцкий, придерживавшийся теории социализма классического марксизма, не применимой к мировой исторической ситуации 20-х гг. XX в., что делало его догматиком, антиленинцем, и, значит, антимарксистом (!), но что еще хуже - опаснейшим авантюристом, тянущим СССР в мировую революцию, т. е. к гибели. В завязавшейся борьбе с ЦК Троцкий, к счастью для страны, проиграл, а ЦК во главе со Сталиным пошел по ленинскому пути: продолжил индустриализацию и начал коллективизацию.

stalker716: ФИЛ пишет: "... ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен"(см. т. XXIV, стр. 122). И Сталин вёл страну к такому ужасному столкновению. ФИЛ пишет: и удачного дипломатического лавирования Сталина до создания этого щита в период, когда США могли развязать одностороннюю атомную войну по планам "Пинчер", "Полумесяц" и др. В чём конкретно выражалось это "дипломатическое лавирование"? Вероятно в том, что Сталин понимал слабость советской армии и слабость СССР после ВМВ, и понимал, что если он попробует силой захватывать соседние страны, то получит войну от Запада в которой получит сокрущающее поражение. А США нападать на СССР было незачем. ФИЛ пишет: Холловей Д., Атомоход Лаврентий Берия, М., Эксмо; Алгоритм, 2011. А это к чему вы упомянули? Разве вы дали цитату из книги? ФИЛ пишет: а ЦК во главе со Сталиным пошел по ленинскому пути: продолжил индустриализацию и начал коллективизацию. Для того чтобы подготовить страну к Мировой революции.

ФИЛ: stalker716 пишет: ФИЛ пишет: цитата: Холловей Д., Атомоход Лаврентий Берия, М., Эксмо; Алгоритм, 2011. А это к чему вы упомянули? Разве вы дали цитату из книги? Оттуда планы атомной войны США с СССР - планы "Пинчер", "Полумесяц" и др., когда у СССР еще не было атомного оружия.

piton83: ФИЛ пишет: Оттуда планы атомной войны США с СССР "Пинчер" А что в этом плане написано, если не секрет?

ФИЛ: piton83 пишет: ФИЛ пишет: цитата: Оттуда планы атомной войны США с СССР "Пинчер" А что в этом плане написано, если не секрет? Найдите эту книгу и узнайте, что там написано... Книга уже не секретная.

Madmax1975: Коллега piton83 пытался Вам намекнуть, что содержание западных военных планов и их советская интерпретация, как правило, нерелевантны.

ФИЛ: Переходя к изучению сталинизма, рассмотрим один характерный пример его анализа Ириной Владимировной Павловой в сочинении "Механизм сталинской власти: становление и функционирование. 1917-1941". "Глава III СТАЛИНСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОЦИАЛИЗМЕ Нет власти ... пришла власть{3} (Сталин) 1. ТЕОРИЯ О ВОЗМОЖНОСТИ ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА В ОДНОЙ СТРАНЕ Как человек немногословный и отдающий в политике предпочтение практическим действиям Сталин мало рассуждал о теоретических проблемах строительства будущего общества и о самом этом обществе. Кроме глубокомысленной сентенции о том, что «социализм – дело хорошее»[573]1, высказанной им в речи на Первом Всесоюзном съезде колхозников-ударников 19 февраля 1933 г. (в разгар массового голода!), пожалуй, трудно найти у него что-то более содержательное по вопросу о том, как именно он представлял себе социализм", - утверждает Павлова. "...когда в верхах партии развернулась дискуссия о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, Сталин вообще не высказывался на эту тему", - продолжает она (не зная или не замечая, что Сталин в этой дискуссии победил и левую и правую оппозиции). "Пытаясь ретроспективно восстановить процесс формирования его представлений о строительстве социализма (на этот счет, конечно, нет прямых свидетельств и тем более документов, но зато есть история деятельности Сталина по претворению в жизнь своих представлений!), нельзя не остановиться на сюжете, имеющем принципиальное значение. Сталин был одним из руководителей коммунистической партии и для обоснования своих действий широко пользовался марксистской фразеологией. Однако этого недостаточно, чтобы говорить о доктринальных основах его политики и тем более о том, что Сталин строил социализм по теоретической модели", - углубляется Павлова в сознание т. Сталина. Подчеркнем, что "на этот счет...нет прямых свидетельств и тем более документов". Обильно поцитировав затем воспоминания и мнения разных врагов Сталина от Бажанова до Валентинова, она вдруг сообщает, что Сталин, оказывается, "... в брошюре «К вопросам ленинизма» ... несколько раз возвращается к вопросу о возможности построения социализма в СССР". А в этой брошюре от 25.01.26 имеется гл. VI. Вопрос о победе социализма в одной стране (10 страниц); и VII. Борьба за победу социалистического строительства (10 страниц). Если поверить Поповой - см. выше, то Сталин "вообще не высказывался на эту тему", что кроме фразы в 1933 г. "социализм - дело хорошее" у него "трудно найти что-то более содержательное по вопросу о том, как именно он представлял себе социализм" и "нет прямых свидетельств и тем более документов". "Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно", т. к. мы имеем в данном случае прямой пример психического заболевания. Психические заболевания подобного рода довольно распространены и в известном смысле "заразны", поэтому огромное сочинение Павловой оставим специалистам по психиатрии, заметим лишь, что стиль писаний местного Юджина весьма похож на стиль Павловой. Вот сталинское решение вопроса о победе и полном построении социализма в одной стране: "VI. Вопрос о победе социализма в одной стране В брошюре “Об основах ленинизма” (май 1924 г., первое издание) имеются две формулировки по вопросу о победе социализма в одной стране. Первая формулировка гласит: “Раньше считали победу революции в одной стране невозможной, полагая, что для победы над буржуазией необходимо совместное выступление пролетариев всех передовых стран или, во всяком случае, большинства таких стран. Теперь эта точка зрения уже не соответствует действительности. Теперь нужно исходить из возможности такой победы, ибо неравномерный и скачкообразный характер развития различных капиталистических стран в обстановке империализма, развитие катастрофических противоречий внутри империализма, ведущих к неизбежным войнам, рост революционного движения во всех странах мира, – все это ведет не только к возможности, но и к необходимости победы пролетариата в отдельных странах” (см. “Об основах ленинизма”26). [c.60] Это положение совершенно правильно, и оно не нуждается в комментариях. Оно направлено против теории социал-демократов, считающих взятие власти пролетариатом в одной стране, без одновременной победоносной революции в других странах, – утопией. Но в брошюре “Об основах ленинизма” имеется еще вторая формулировка. Там сказано: “Но свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране, еще не значит обеспечить полную победу социализма. Главная задача социализма – организация социалистического производства – остается еще впереди. Можно ли разрешить эту задачу, можно ли добиться окончательной победы социализма в одной стране, без совместных усилии пролетариев нескольких передовых стран? Нет, невозможно. Для свержения буржуазии достаточно усилий одной страны, – об этом говорит нам история нашей революции. Для окончательной победы социализма, для организации социалистического производства, усилий одной страны, особенно такой крестьянской страны, как Россия, уже недостаточно, – для этого необходимы усилия пролетариев нескольких передовых стран” (см. “Об основах ленинизма”, первое издание27). Эта вторая формулировка была направлена против утверждения критиков ленинизма, против троцкистов, заявлявших, что диктатура пролетариата в одной стране, при отсутствии победы в других странах, не может “устоять против консервативной Европы”. Постольку, – но только постольку, – эта формулировка являлась тогда (май 1924 г.) достаточной, и она, несомненно, сослужила известную пользу. Но впоследствии, когда критика ленинизма в этой части была уже преодолена в партии и когда на очередь стал новый вопрос, вопрос о возможности построения полного социалистического общества силами [c.61] нашей страны, без помощи извне, – вторая формулировка оказалась уже явно недостаточной и, потому, неправильной. В чем состоит недостаток этой формулировки? Ее недостаток состоит в том, что она связывает в один вопрос два разных вопроса: вопрос о возможности построения социализма силами одной страны, на что должен быть дан положительный ответ, и вопрос о том, может ли страна с диктатурой пролетариата считать себя вполне гарантированной от интервенции и, стало быть, от реставрации старых порядков без победоносной революции в ряде других стран, на что должен быть дан отрицательный ответ. Я уже не говорю о том, что эта формулировка может дать повод думать, что организация социалистического общества силами одной страны невозможна, что, конечно, неправильно. На этом основании я видоизменил, исправил эту формулировку в своей брошюре “Октябрьская революция и тактика русских коммунистов” (декабрь 1924 г.), расчленив этот вопрос на два вопроса, на вопрос о полной гарантии от реставрации буржуазных порядков и вопрос о возможности построения полного социалистического общества в одной стране. Это было достигнуто, во-первых, путем трактовки “полной победы социализма” как “полной гарантии от восстановления старых порядков”, возможной лишь в порядке “совместных усилий пролетариев нескольких стран”, и, во-вторых, путем провозглашения, на основании брошюры Ленина “О кооперации”28, той неоспоримой истины, что мы имеем все необходимое для построения полного социалистического общества [c.62] (см. “Октябрьская революция и тактика русских коммунистов”)*. Эта новая формулировка вопроса и легла в основу известной резолюции XIV партконференции “О задачах Коминтерна и РКП(б)”29, рассматривающей вопрос о победе социализма в одной стране в связи со стабилизацией капитализма (апрель 1925 г.) и считающей построение социализма силами нашей страны возможным и необходимым. Она же послужила основой моей брошюры “К итогам работ XIV конференции РКП(б)”, изданной непосредственно после XIV партконференции, в мае 1925 года. Насчет постановки вопроса о победе социализма в одной стране в этой брошюре сказано: “Наша страна представляет две группы противоречий. Одна группа противоречий – это внутренние противоречия, существующие между пролетариатом и крестьянством (речь идет здесь о построении социализма в одной стране. И.Ст.). Другая группа противоречий – это противоречия внешние, имеющиеся между нашей страной, как страной социализма, и всеми остальными странами, как странами капитализма (речь идет здесь об окончательной победе социализма. И.Ст.)”… “Кто смешивает первую группу противоречий, совершенно преодолимых усилиями одной страны, со второй группой противоречий, требующих для своего разрешения усилий пролетариев нескольких стран, – тот допускает грубейшую ошибку против ленинизма, тот либо путаник, либо неисправимый оппортунист” (см. “К итогам работ XIV конференции РКП(б)”30). По вопросу о победе социализма в нашей стране брошюра говорит: [c.63] “Мы можем построить социализм, и мы его будем строить вместе с крестьянством, под руководством рабочего класса”… ибо “при диктатуре пролетариев у нас имеются… все данные, необходимые для того, чтобы построить полное социалистическое общество, преодолевая все и всякие внутренние затруднения, ибо мы можем и мы должны преодолеть их своими собственными силами” (см. там же31). По вопросу же об окончательной победе социализма там сказано: “Окончательная победа социализма есть полная гарантия от попыток интервенции, а значит, и реставрации, ибо сколько-нибудь серьезная попытка реставрации может иметь место лишь при серьезной поддержке извне, лишь при поддержке международного капитала. Поэтому поддержка пашей революции со стороны рабочих всех стран, а тем более победа этих рабочих хотя бы в нескольких странах, является необходимым условием полной гарантии первой победившей страны от попыток интервенции и реставрации, необходимым условием окончательной победы социализма” (см. там же32). Кажется, ясно. Известно, что в том же духе толкуется этот вопрос в моей брошюре “Вопросы и ответы” (июнь 1925 г.) и в политотчете ЦК на XIV съезде ВКП(б)33 (декабрь 1925 г.). Таковы факты. Эти факты известны, я думаю, всем товарищам, в том числе и Зиновьеву. Если теперь, спустя почти два года после идейной борьбы в партии и после принятой резолюции на XIV партконференции (апрель 1925 г.), Зиновьев находит возможным в своем заключительном слове на XIV партсъезде (декабрь 1925 г.) вытащить старую, совершенно недостаточную формулу из брошюры Сталина, [c.64] написанной в апреле 1924 года, как базу для решения уже решенного вопроса о победе социализма в одной стране,– то эта своеобразная манера Зиновьева говорит лишь о том, что он окончательно запутался в этом вопросе. Тащить партию назад, после того как она ушла вперед, обходить резолюцию XIV партконференции, после того как она подтверждена пленумом ЦК34, – это значит безнадежно увязнуть в противоречиях, не верить в дело строительства социализма, сойти с пути Ленина и расписаться в своем собственном поражении. Что такое возможность победы социализма в одной стране? Это есть возможность разрешения противоречий между пролетариатом и крестьянством внутренними силами нашей страны, возможность взятия власти пролетариатом и использования этой власти для построения полного социалистического общества в нашей стране, при сочувствии и поддержке пролетариев других стран, но без предварительной победы пролетарской революции в других странах. Без такой возможности строительство социализма есть строительство без перспективы, строительство без уверенности построить социализм. Нельзя строить социализм, не будучи уверен, что его можно построить, не будучи уверен, что техническая отсталость нашей страны не является непреодолимым препятствием к построению полного социалистического общества. Отрицание такой возможности есть неверие в дело строительства социализма, отход от ленинизма. Что такое невозможность полной, окончательной победы социализма в одной стране без победы революции в других странах? [c.65] Это есть невозможность полной гарантии от интервенции, а значит, и реставрации буржуазных порядков, без победы революции, по крайней мере, в ряде стран. Отрицание этого бесспорного положения есть отход от интернационализма, отход от ленинизма. “Мы живем, – говорит Ленин, – не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской республики рядом с империалистскими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит. А пока этот конец наступит, ряд самых ужасных столкновений между Советской республикой и буржуазными государствами неизбежен. Это значит, что господствующий класс, пролетариат, если только он хочет и будет господствовать, должен доказать это и своей военной организацией” (см. т. XXIV, стр. 122). “Мы имеем перед собою, – говорит Ленин в другом месте, – в высшей степени неустойчивое, но все же несомненное, неоспоримое известное равновесие. Надолго ли это – не знаю, и думаю, что этого знать нельзя. И поэтому с нашей стороны нужна величайшая осторожность. И первой заповедью нашей политики, первым уроком, вытекающим из нашей правительственной деятельности за год, уроком, который должны усвоить себе все рабочие и крестьяне, это – быть начеку, помнить, что мы окружены людьми, классами, правительствами, которые открыто выражают величайшую ненависть к нам. Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске” (см. т. XXVII, стр. 117). Кажется, ясно. Как обстоит дело у Зиновьева насчет вопроса о победе социализма в одной стране? Слушайте: “Под окончательной победой социализма следует понимать, по крайней мере: 1) уничтожение классов и, стало быть, 2) упразднение диктатуры одного класса, в данном случае диктатуры пролетариата”… “Чтобы еще точнее уяснить себе, – говорит дальше Зиновьев, – как стоит вопрос у вас в СССР в 1925 году, [c.66] надо различать две вещи: 1) обеспеченная возможность строить социализм, – такая возможность строить социализм вполне, разумеется, может мыслиться и в рамках одной страны, и 2) окончательное построение и упрочение социализма, т.е. осуществление социалистического строя, социалистического общества”. Что все это может означать? А то, что под окончательной победой социализма в одной стране Зиновьев понимает не гарантию от интервенции и реставрации, а возможность построения социалистического общества. Под победой же социализма в одной стране Зиновьев понимает такое строительство социализма, которое не может и не должно привести к построению социализма. Строительство на авось, без перспективы, строительство социализма при невозможности построить социалистическое общество – такова позиция Зиновьева. Строить социализм без возможности построить его, строить, зная, что не построишь, – вот до каких несообразностей договорился Зиновьев. Но это ведь издевка над вопросом, а не разрешение вопроса! А вот еще одно место из заключительного слова Зиновьева на XIV партсъезде: “Вы посмотрите, до чего, например, договорился т. Яковлев на последней Курской губпартконференции. “Можем ли мы в одной стране, – спрашивает он, – будучи окружены со всех сторон капиталистическими врагами, можем ли мы в таких условиях в одной стране построить социализм?”. И отвечает: “На основе всего сказанного мы вправе сказать, что мы не только строим социализм, но что мы, несмотря на то, что мы пока что одни, что мы пока единственная в мире советская страна, советское государство, – мы этот социализм построим” (“Курская Правда” № 279 от 8 декабря 1925 г.). Разве это ленинская [c.67] постановка вопроса, спрашивает Зиновьев, разве здесь не отдает душком национальной ограниченности?” (курсив мой. – И. Ст.) Таким образом, по Зиновьеву выходит, что признать возможность построения социализма в одной стране – это значит стать на точку зрения национальной ограниченности, а отрицать такую возможность – значит стать на точку зрения интернационализма. Но если это верно, – стоит ли вообще вести борьбу за победу над капиталистическими элементами нашего хозяйства? Не следует ли из этого, что такая победа невозможна? Капитуляция перед капиталистическими элементами нашего хозяйства – вот куда приводит внутренняя логика аргументации Зиновьева. И эту несообразность, не имеющую ничего общего с ленинизмом, преподносит нам Зиновьев как “интернационализм”, как “стопроцентный ленинизм”! Я утверждаю, что в важнейшем вопросе о строительстве социализма Зиновьев отходит от ленинизма, скатываясь на точку зрения меньшевика Суханова. Обратимся к Ленину. Вот что он говорит о победе социализма в одной стране еще до Октябрьской революции, в августе 1915 года: “Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство (курсив мой. – И. Ст.), встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание [c.68] против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств” (см. т. XVIII, стр. 232–233). Что значит подчеркнутая фраза Ленина: “организовав у себя социалистическое производство”? Это значит, что пролетариат победившей страны может и должен организовать у себя, после взятия власти, социалистическое производство. А что значит “организовать социалистическое производство”? Это значит построить социалистическое общество. Едва ли нужно доказывать, что это ясное и определенное положение Ленина не нуждается в дальнейших комментариях. В противном случае непонятны были бы призывы Ленина ко взятию власти пролетариатом в октябре 1917 года. Вы видите, что это ясное положение Ленина, как небо от земли, отличается от путаного и антиленинского “положения” Зиновьева о том, что мы можем строить социализм “в рамках одной страны” при невозможности построить его. Это было сказано Лениным в 1915 году, до взятия власти пролетариатом. Но, может быть, у него изменились взгляды после опыта взятия власти, после 1917 года? Обратимся к брошюре Ленина “О кооперации”, написанной в 1923 году. “В самом деле, – говорит Ленин, – власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д., – разве это не все, что нужно для того, чтобы из кооперации, из одной только кооперации, которую мы прежде третировали, как торгашескую, и которую с известной стороны имеем право третировать теперь при нэпе так же, разве это не все необходимое [c.69] для построения полного социалистического общества? (курсив мой. – И. Ст.) Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения” (см. т. XXVII, стр. 392; курсив мой. – И. Ст.). Иначе говоря: мы можем и должны построить полное социалистическое общество, ибо мы имеем в своем распоряжении все необходимое и достаточное для этого построения. Кажется, трудно выразиться яснее. Сравните это классическое положение Ленина с антиленинской отповедью Зиновьева против Яковлева и поймете, что Яковлев только повторил слова Ленина о возможности построения социализма в одной стране, а Зиновьев, выступая против этого положения, бичуя Яковлева, отошел от Ленина и стал на точку зрения меньшевика Суханова, на точку зрения невозможности построения социализма в нашей стране ввиду ее технической отсталости. Неизвестно только, для чего же мы брали власть в октябре 1917 года, если не рассчитывали построить социализм? Не надо было брать власть в октябре 1917 года – вот к какому выводу приводит внутренняя логика аргументации Зиновьева. Я утверждаю, далее, что в важнейшем вопросе о победе социализма Зиновьев пошел против определенных решений нашей партии, зафиксированных в известной резолюции XIV партконференции “О задачах Коминтерна и РКП(б) в связи с расширенным пленумом ИККИ”. Обратимся к этой резолюции. Вот что сказано там о победе социализма в одной стране: [c.70] “Наличие двух прямо противоположных общественных систем вызывает постоянную угрозу капиталистической блокады, других форм экономического давления, вооруженной интервенции, реставрации. Единственной гарантией окончательной победы социализма, т.е. гарантией от реставрации (курсив мой. – И. Ст.), является, следовательно, победоносная социалистическая революция в ряде стран...” “Ленинизм учит, что окончательная победа социализма в смысле полной гарантии от реставрации (курсив мой. – И. Ст.) буржуазных отношений возможна только в международном масштабе…” “Из этого отнюдь не вытекает (курсив мой. – И. Ст.), что невозможно построение полного социалистического общества (курсив мой. – И. Ст.) в такой отсталой стране, как Россия, без “государственной помощи” (Троцкий) более развитых в технико-экономическом отношении стран” (см. резолюцию35). Вы видите, что резолюция трактует окончательную победу социализма, как гарантию от интервенции и реставрации, – в полную противоположность трактовке Зиновьева в его книге “Ленинизм”. Вы видите, что резолюция признает возможность построения полного социалистического общества в такой отсталой стране, как Россия, без “государственной помощи” более развитых в технико-экономическом отношении стран, – в полную противоположность обратному утверждению Зиновьева в его отповеди против Яковлева в заключительном слове на XIV партсъезде. Как назвать это, как не борьбой Зиновьева против резолюции XIV партконференции? Конечно, партийные резолюции иногда не безгрешны. Бывает, что партийные резолюции содержат ошибки. Вообще говоря, можно предположить, что резолюция XIV партконференции тоже содержит некоторые ошибки. Возможно, что Зиновьев считает данную резолюцию ошибочной. Но тогда об этом надо сказать ясно [c.71] и открыто, как подобает большевику. Однако Зиновьев не делает этого почему-то. Он предпочел избрать другой путь, путь тыловых атак резолюции XIV партконференции, при замалчивании этой резолюции и при отсутствии какой бы то ни было открытой критики резолюции. Зиновьев думает, видимо, что этот путь лучше всего достигает цели. А цель у него одна – “улучшить” резолюцию и “немножечко” подправить Ленина. Едва ли нужно доказывать, что Зиновьев сшибся в своих расчетах. Откуда проистекает ошибка Зиновьева? Где корень этой ошибки? Корень этой ошибки заключается, по-моему, в уверенности Зиновьева в том, что техническая отсталость нашей страны является непреодолимым препятствием построения полного социалистического общества, что пролетариат не может построить социализм ввиду технической отсталости нашей страны. Зиновьев и Каменев одно время пробовали выступить с этим аргументом на одном из заседаний ЦК партии перед апрельской партконференцией36. Но они получили отповедь и вынуждены были отступить, подчинившись формально противоположной точке зрения, точке зрения большинства ЦК. Но, подчинившись ей формально, Зиновьев все время продолжал борьбу с ней. Вот что говорит об этом “инциденте” в ЦК РКП(б) Московский комитет нашей партии в своем “Ответе” на письмо Ленинградской губпартконференции37: “Не так давно Каменев и Зиновьев защищали в Политбюро ту точку зрения, будто бы мы не сможем справиться с внутренними трудностями из-за нашей технической и экономической отсталости, если только нас не спасет международная революция. Мы же, вместе с большинством ЦК, думаем, что мы можем [c.72] строить социализм, строим и построим его, несмотря на нашу техническую отсталость и вопреки ей. Мы думаем, что это строительство будет итти, конечно, гораздо медленнее, чем в условиях мировой победы, но тем не менее мы идем и будем идти вперед. Мы точно так же полагаем, что точка зрения Каменева и Зиновьева выражает неверие во внутренние силы нашего рабочего класса и идущих за ним крестьянских масс. Мы полагаем, что она есть отход от ленинской позиции” (см. “Ответ”). Этот документ появился в печати во время первых заседаний XIV партсъезда. Зиновьев, конечно, имел возможность выступить против этого документа еще на съезде. Характерно, что у Зиновьева и Каменева не нашлось аргументов против этого тяжкого обвинения, выставленного против них Московским комитетом нашей партии. Случайно ли это? Я думаю, что не случайно. Обвинение, видимо, попало в цель. Зиновьев и Каменев “ответили” на это обвинение молчанием потому, что нечем было его “крыть”. “Новая оппозиция” обижается, что Зиновьева обвиняют в неверии в дело победы социалистического строительства в нашей стране. Но если Зиновьев после целого года обсуждения вопроса о победе социализма в одной стране, после того как точка зрения Зиновьева была отвергнута Политбюро ЦК (апрель 1925 г.), после того как сложилось уже определенное мнение партии по этому вопросу, зафиксированное в известной резолюции XIV партконференции (апрель 1925 г.), если после всего этого Зиновьев решается выступить в своей книге “Ленинизм” (сентябрь 1925 г.) против точки зрения партии, если он потом повторяет это выступление на XIV съезде, – то как объяснить все это, это упорство, эту настойчивость в отстаивании своей ошибки, как не тем, что Зиновьев заражен, безнадежно заражен [c.73] неверием в дело победы социалистического строительства в нашей стране? Зиновьеву угодно трактовать это свое неверие как интернационализм. Но с каких это пор отход от ленинизма в кардинальном вопросе ленинизма стал трактоваться у нас как интернационализм? Не вернее ли будет сказать, что не партия, а Зиновьев грешит здесь против интернационализма и международной революции? Ибо что такое наша страна “строящегося социализма”, как не база мировой революции? Но может ли она быть настоящей базой мировой революции, если она неспособна построить социалистическое общество? Может ли она остаться тем величайшим притягательным центром для рабочих всех стран, каким она, несомненно, является теперь, если она неспособна добиться у себя победы над капиталистическими элементами нашего хозяйства, победы социалистического строительства? Я думаю, что не может. Но не следует ли из этого, что неверие в победу социалистического строительства, проповедь этого неверия ведет к развенчанию нашей страны как базы мировой революции, развенчание же нашей страны ведет к ослаблению мирового революционного движения. Чем отпугивали от нас рабочих гг. социал-демократы? Проповедью о том, что “у русских ничего не выйдет”. Чем мы бьем теперь социал-демократов, привлекая к себе целые вереницы рабочих делегаций и укрепляя тем самым позиции коммунизма во всем мире? Нашими успехами по строительству социализма. Но разве не ясно после этого, что, кто проповедует неверие в наши успехи по строительству социализма, тот помогает косвенно социал-демократам, тот ослабляет размах [c.74] международного революционного движения, тот неизбежно отходит от интернационализма?.. Вы видите, что с “интернационализмом” Зиновьева дело обстоит ничуть не лучше, чем с его “стопроцентным ленинизмом” в вопросе о строительстве социализма в одной стране. Поэтому XIV партсъезд поступил правильно, определив взгляды “новой оппозиции” как “неверие в дело строительства социализма” и “извращение ленинизма”38." Анализ данной главы показывает, что это чистый ленинизм, ничего принципиально нового Сталиным в эти вопросы теории социализма не внесено.

ФИЛ: Madmax1975 пишет: Коллега piton83 пытался Вам намекнуть, что содержание западных военных планов и их советская интерпретация, как правило, нерелевантны. Это не наша книга и в ней нет "советской" интерпретации...

piton83: ФИЛ пишет: Найдите эту книгу и узнайте, что там написано.. Мне интересно Ваше мнение. Вы ведь читали эту книгу и знаете что там в планах было?

newton: ФИЛ пишет: Психические заболевания подобного рода довольно распространены и в известном смысле "заразны", поэтому огромное сочинение Павловой оставим специалистам по психиатрии, заметим лишь, что стиль писаний местного Юджина весьма похож на стиль Павловой. Оставляя в стороне местного Юджина, хотелось бы остановиться на ваших писаниях: 1. В начале своего опуса вы цитируете Павлову: пожалуй, трудно найти у него что-то более содержательное по вопросу о том, как именно он представлял себе социализм. 2. В конце своего опуса вы заявляете: ничего принципиально нового Сталиным в эти вопросы теории социализма не внесено. Из чего следует, что вы просто-напросто путаете вопрос о том, что из себя представляет социализм, с вопросом о том, возможно ли его построение в отдельно взятой стране. То бишь - не различаете его внешние признаки с объективным критерием, который определяет прогрессивность общественно-экономических формаций.

ФИЛ: piton83 пишет: Мне интересно Ваше мнение. Вы ведь читали эту книгу и знаете что там в планах было? "В мае 1948 г. ОКНШ утвердил...план "Полумесяц", который предусматривал "мощное воздушное нападение, ...использование... атомного оружия против жизненно важных центров советского военного производства". США имели в 1948 г. 56 атомных бомб, в 1951 - 438 шт... "Комитет Хармона ... в мае 1949 г. ... планируемое атомное нападение на 70 советских городов "само по себе не приведет к капитуляции, не вырвет корни коммунизма и не ослабит в значительной степени власть советского руководства над народом". По "плану КСА, утвержденному в октябре 1951 г., стратегические воздушные операции планировалось начать через 6 дней после начала войны. Предполагалось ... 20 бомб на регион Москва-Горький... по району Ленинграда 12... 52 бомбы на промышленные районы Поволжья и Донецкого бассейна... 15 ... в районе Кавказа ... 15...для Владивостока и Иркутска". Какое мнение об этих планах может быть у человека, которого планировалось стереть в пепел и прах?

ФИЛ: newton пишет: 2. В конце своего опуса вы заявляете: ничего принципиально нового Сталиным в эти вопросы теории социализма не внесено. Из чего следует, что вы просто-напросто путаете вопрос о том, что из себя представляет социализм, с вопросом о том, возможно ли его построение в отдельно взятой стране. То бишь - не различаете его внешние признаки с объективным критерием, который определяет прогрессивность общественно-экономических формаций. Я написал, что анализ гл. "VI. Вопрос о победе социализма в одной стране", в которой изложены взгляды Сталина о социализме и о его построении в отдельно взятой стране, показывает, что взгляды Сталина в принципе совпадают с ленинскими (практически чистый ленинизм). Т. ч. я не путаю "просто-напросто" вопрос о том, что есть социализм по Ленину, с вопросом о его построении в СССР. А вот Ваше: "То бишь - не различаете его внешние признаки с объективным критерием, который определяет прогрессивность общественно-экономических формаций", - тянет на диагноз...

newton: ФИЛ пишет: Т. ч. я не путаю "просто-напросто" вопрос о том, что есть социализм по Ленину, с вопросом о его построении в СССР. А вот Ваше: "То бишь - не различаете его внешние признаки с объективным критерием, который определяет прогрессивность общественно-экономических формаций", - тянет на диагноз... Давайте оставим постановку диагнозов соответствующим специалистам. Речь идет о том, что именно считать "победой социализма в одной стране": 1. Наличие в одной стране общественно-экономической формации "социализм" - т.е. внешние признаки общ.-эк. формации. 2. Результат сравнения по объективному критерию разных общ.-эк. формаций - в одной и другой стране. Как по вашему?

ФИЛ: newton пишет: Речь идет о том, что именно считать "победой социализма в одной стране": 1. Наличие в одной стране общественно-экономической формации "социализм" - т.е. внешние признаки общ.-эк. формации. 2. Результат сравнения по объективному критерию разных общ.-эк. формаций - в одной и другой стране. Как по вашему? Это уже понятнее, но есть неопределенности: 1) что Вы считаете внешними признаками ОЭФ, а что внутренними? 2) что считаете объективным критерием сравнения разных ОЭФ? и 3) в определении Сталиным "победы социализма в одной стране" как "построение полного социалистического общества в одной стране" что не понятно или не устраивает?

piton83: ФИЛ пишет: Какое мнение об этих планах может быть у человека, которого планировалось стереть в пепел и прах? Вы забыли добавить одну деталь - в ответ на нападение страны, в которой этот человек проживает. Я не поленился и книгу скачал. Написано там вот что Про план "Пинчер" - "этот план не был утвержден ОКНШ и не был принят в качестве линии поведения" Про план "Полумесяц" - "ОКНШ утвердил объединенный чрезвычайный военный план Полумесяц... Трумэн отклонил этот план и потребовал разработать другой, ориентированный на применение только обычных типов вооружения; он еще надеялся, что атомное оружие будет запрещено при введении международного контроля"

ФИЛ: piton83 пишет: ФИЛ пишет: цитата: Какое мнение об этих планах может быть у человека, которого планировалось стереть в пепел и прах? Вы забыли добавить одну деталь - в ответ на нападение страны, в которой этот человек проживает. Я не поленился и книгу скачал. Написано там вот что Про план "Пинчер" - "этот план не был утвержден ОКНШ и не был принят в качестве линии поведения" Про план "Полумесяц" - "ОКНШ утвердил объединенный чрезвычайный военный план Полумесяц... Трумэн отклонил этот план и потребовал разработать другой, ориентированный на применение только обычных типов вооружения; он еще надеялся, что атомное оружие будет запрещено при введении международного контроля" Не собиралась моя страна нападать на США и их союзников.

piton83: ФИЛ пишет: Не собиралась моя страна нападать на США и их союзников. Если не собиралась, то стирание в "пепел и прах" Вам не грозило. Но откуда такая уверенность? Советское послевоенное планирование еще недоступно широкой публике. Про американцев известно, какие планы были, а вот какие планы были у СССР?

piton83: Это не говоря об одном интереснейшем нюансе - международном контроле над атомным оружием.

newton: ФИЛ пишет: Это уже понятнее, но есть неопределенности: 1) что Вы считаете внешними признаками ОЭФ, а что внутренними? 2) что считаете объективным критерием сравнения разных ОЭФ? и 3) в определении Сталиным "победы социализма в одной стране" как "построение полного социалистического общества в одной стране" что не понятно или не устраивает? 1) Внешними признаками я считаю признаки декларативные - например, провозглашение наличия "лагеря социализма" (Конституция СССР 1924г.), внутренними - фактическое наличие 2-х основных признаков: общественной (диктат одного класса/партии) и экономической (отмена частной собственности на средства производства) формации. 2) Объективным критерием сравнения разных ОЭФ я считаю производительность труда. 3) В трактовке определения Сталина мне непонятно, что именно считать "победой социализма в одной стране": а) Наличие как внешних, так и внутренних признаков ОЭФ в одной стране или б) Наличие превосходства над ОЭФ другой страны в производительности труда.

marat: piton83 пишет: Если не собиралась, то стирание в "пепел и прах" Вам не грозило. Но откуда такая уверенность? Советское послевоенное планирование еще недоступно широкой публике. Про американцев известно, какие планы были, а вот какие планы были у СССР? Дык логика - нечем было нападать на США. Флота нет, МБР нет, стратегической авиации нет. Откуда вот у США планы в ответ на неосуществимое нападение СССР - вот это интересно.

marat: piton83 пишет: Это не говоря об одном интереснейшем нюансе - международном контроле над атомным оружием. Это чтобы ни укого его не было, кроме США? ))))

piton83: marat пишет: Откуда вот у США планы в ответ на неосуществимое нападение СССР - вот это интересно. Зато у СССР некислые сухопутные войска. marat пишет: Откуда вот у США планы в ответ на неосуществимое нападение СССР - вот это интересно. Американцы строили свои планы в ответ на нападение СССР на Западную Европу. Вот такие коварные империалисты.

piton83: marat пишет: Это чтобы ни укого его не было, кроме США? Суть этих предложений я не знаю. Если Вы знаете, можете поделиться своими знаниями.

marat: piton83 пишет: Зато у СССР некислые сухопутные войска. И как они смогут попасть на территорию США? Телепорт откроется...))) piton83 пишет: Американцы строили свои планы в ответ на нападение СССР на Западную Европу. Вот такие коварные империалисты. И какие планы были у СССР по завоеванию Европы? Насколько в курсе, там тоже в ответ на агрессию США собирались оккупировать. piton83 пишет: Суть этих предложений я не знаю. Если Вы знаете, можете поделиться своими знаниями. Сутья у же написал - контроль за тем, чтобы ни у кого больше не появилось атомное оружие. А у США уже есть и отдавать его кому либо под контроль они не собирались.

piton83: marat пишет: И как они смогут попасть на территорию США? Что Вы прицепились к территории США? В Европе были американские войска и американские союзники. marat пишет: И какие планы были у СССР по завоеванию Европы? Тайна сия великая есть - советские планы засекречены. ИМХО там был ответ на возможные происки империалистов. marat пишет: Насколько в курсе, там тоже в ответ на агрессию США собирались оккупировать. Вот что получается. США первый удар не планировали, только в ответ на советскую агрессию. СССР тоже не планировал первый удар, только в ответ на нападение США. Абсолютно симметричная ситуация. Так чего трястись от американских планов, если у СССР были такие же? marat пишет: Сутья у же написал - контроль за тем, чтобы ни у кого больше не появилось атомное оружие. А откуда Вам это известно? Вы можете привести какую-либо информацию по этому вопросу? marat пишет: А у США уже есть и отдавать его кому либо под контроль они не собирались. Повторюсь. Что Вам конкретно известно про эти предложения?

ФИЛ: Сталин внес всего одно изменение в марксизм-ленинизм, но самое существенное, принципиальное, базисное: изменил основной экономический закон социализма - равная зарплата трудящихся за рабочий час, признав его неприемлемой, левацкой "уравниловкой", - апеллируя при этом к Марксу и Ленину. Вот его аргументы: Сталин И.В. Новая обстановка – новые задачи хозяйственного строительства: Речь на совещании хозяйственников 23 июня 1931 г. "Где причина текучести рабочей силы? В неправильной организации зарплаты, в неправильной тарифной системе, в “левацкой” уравниловке в области зарплаты. В ряде предприятий тарифные ставки установлены у нас таким образом, что почти исчезает разница между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным, между трудом тяжелым и трудом легким. Уравниловка ведет к тому, что неквалифицированный рабочий не заинтересован переходить в квалифицированные и лишен, таким образом, перспективы продвижения вперед, ввиду чего он чувствует себя “дачником” на производстве, работающим лишь временно для того, чтобы “подработать” немного и потом уйти куда-либо в другое место “искать счастья”. Уравниловка ведет к тому, что квалифицированный рабочий вынужден переходить из предприятия в предприятие для того, чтобы найти, наконец, такое предприятие, где могут оценить квалифицированный труд должным образом. Отсюда “всеобщее” движение из предприятия в предприятие, текучесть рабочей силы. Чтобы уничтожить это зло, надо отменить уравниловку и разбить старую тарифную систему. Чтобы уничтожить это зло, надо организовать такую систему тарифов, которая учитывала бы разницу между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным, между трудом тяжелым и трудом легким. Нельзя терпеть, чтобы каталь в черной металлургии получал столько же, сколько подметальщик. Нельзя терпеть, чтобы машинист на железнодорожном транспорте получал столько же, сколько переписчик. Маркс и Ленин говорят, что разница между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным будет существовать даже при социализме, даже после уничтожения классов, что лишь при коммунизме должна исчезнуть эта разница, что, ввиду этого, “зарплата” даже при социализме должна выдаваться по труду, а не по потребности. Но наши уравниловцы из хозяйственников и профсоюзников не согласны с этим и полагают, что эта разница уже исчезла при нашем Советском строе. Кто прав – Маркс и Ленин или уравниловцы? Надо полагать, что правы тут Маркс и Ленин. Но из этого следует, что кто строит теперь тарифную систему на “принципах” уравниловки, без учета разницы между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным, тот рвет с марксизмом, рвет с ленинизмом. В каждой отрасли промышленности, на каждом предприятии, в каждом цехе имеются ведущие группы более или менее квалифицированных рабочих, которых надо закрепить за производством прежде всего и главным образом, если мы действительно хотим обеспечить постоянный состав рабочих на предприятии. Они, эти ведущие группы рабочих, составляют основное звено производства. Закрепить их за предприятием, за цехом – значит закрепить весь состав рабочих, подорвать в корне текучесть рабочей силы. А как их закрепить за предприятием? Их можно закрепить лишь путем выдвижения их вверх, путем поднятия уровня их зарплаты, путем такой организации зарплаты, которая воздает должное квалификации работника. А что значит выдвинуть их вверх и поднять уровень их зарплаты, к чему может это привести в отношении неквалифицированных рабочих? Это значит, кроме всего прочего, открыть перспективу для неквалифицированных рабочих и дать им стимул для продвижения вверх, для продвижения в разряд квалифицированных. Вы сами знаете, что нам нужны теперь сотни тысяч и миллионы квалифицированных рабочих. Но чтобы создать кадры квалифицированных рабочих, надо дать стимул и перспективу необученным рабочим к движению вперед, к выдвижению вверх. И чем смелее мы станем на этот путь, тем лучше, ибо в этом основное средство ликвидации текучести рабочей силы. Экономить же в этом деле – значит совершить преступление, идти против интересов нашей социалистической индустрии. Но это не все. Для закрепления рабочих за предприятием необходимо еще дальнейшее улучшение снабжения и жилищных условий рабочих. Нельзя отрицать, что в области жилищного строительства и снабжения рабочих сделано за последние годы не мало. Но того, что сделано, совершенно недостаточно для того, чтобы покрыть быстро растущие потребности рабочих. Нельзя ссылаться на то, что раньше жилищ было меньше, чем теперь, и что, ввиду этого, можно успокоиться на достигнутых результатах. Нельзя также ссылаться на то, что раньше снабжение рабочих было куда хуже, чем теперь, и что можно, ввиду этого, довольствоваться существующим положением. Только гнилые и насквозь протухшие люди могут утешаться ссылками на прошлое. Надо исходить не из прошлого, а из растущих потребностей рабочих в настоящем. Нужно понять, что условия существования рабочих изменились у нас в корне. Рабочий ныне – не то, что раньше. Нынешний рабочий, наш советский рабочий, хочет жить с покрытием всех своих материальных и культурных потребностей и в смысле продовольственного снабжения, и в смысле жилищ, и в смысле обеспечения культурных и всяких иных потребностей. Он имеет на это право, и мы обязаны обеспечить ему эти условия. Правда, он не страдает у нас от безработицы, он свободен от ярма капитализма, он больше не раб, а хозяин своего дела. Но этого мало. Он требует обеспечения всех своих материальных и культурных потребностей, и мы обязаны исполнить это его требование. Не забывайте, что мы сами выступаем теперь с известными требованиями к рабочему, – требуем от него трудовой дисциплины, напряженной работы, соревнования, ударничества. Не забывайте, что громадное большинство рабочих приняло эти требования Советской власти с большим подъемом и выполняет их геройски. Не удивляйтесь поэтому, что, осуществляя требования Советской власти, рабочие будут в свою очередь требовать от нее выполнения ее обязательств по дальнейшему улучшению материального и культурного положения рабочих. Итак, ликвидировать текучесть рабочей силы, уничтожить уравниловку, правильно организовать зарплату, улучшить бытовые условия рабочих – такова задача". А вот как решается вопрос зарплаты при социализме Энгельсом (и Марксом, читавшим черновик) в "Антидюринг, гл. VI Простой и сложный труд": "Если равноценность рабочего времени должна иметь тот смысл, что каждый работник в равные промежутки времени производит равные стоимости и что нет необходимости сперва выводить какую-либо среднюю величину, — то совершенно очевидно, что это неверно. Стоимость, созданная часом труда двух работников, хотя бы одной и той же отрасли производства, всегда окажется различной, смотря по интенсивности труда и искусству работника; этой беде, — которая, впрочем, может казаться бедой только таким людям, как Дюринг, — не может помочь никакая хозяйственная коммуна, по крайней мере на нашей планете. Что же остаётся, следовательно, от всей концепции равноценности всякого труда? Ничего, кроме пустой крикливой фразы, экономической подоплёкой которой является только неспособность г-на Дюринга к различению между определением стоимости трудом и определением стоимости заработной платой, — ничего, кроме простого указа, своего рода основного закона новой хозяйственной коммуны: заработная плата за равное рабочее время должна быть равной! Но в таком случае старые французские рабочие-коммунисты и Вейтлинг приводили уже гораздо лучшие доводы в пользу своего требования равенства заработной платы. Как же в целом разрешается важный вопрос о более высокой оплате сложного труда? В обществе частных производителей расходы по обучению работника покрываются частными лицами или их семьями; поэтому частным лицам и достаётся в первую очередь более высокая цена обученной рабочей силы: искусный раб продаётся по более высокой цене, искусный наёмный рабочий получает более высокую заработную плату. В обществе, организованном социалистически, эти расходы несёт общество, поэтому ему принадлежат и плоды, т. е. бо́льшие стоимости, созданные сложным трудом. Сам работник не вправе претендовать на добавочную оплату. Из этого, между прочим, следует ещё тот практический вывод, что излюбленный лозунг о праве рабочего на «полный трудовой доход» тоже иной раз не так уж неуязвим". Итак, марксизм утверждает, что 1) заработная плата за равное рабочее время должна быть равной! при социализме (у любого трудящегося от уборщицы до министра) и 2) это и есть основной экономический закон социализма (ОЭЗС). Это же утверждает Ленин в "Очередных задачах советской власти": "Ясно, что такая мера (повышенная зарплата спецам - ФИЛ) есть компромисс, отступление от принципов Парижской Коммуны и всякой пролетарской власти, требующих сведения жалований к уровню платы среднему рабочему". Попробуем понять, почему Сталин отступил от фундаментального принципа социализма. Он апеллирует к другой марксистской-ленинской формулировке этого принципа: "от каждого по способности, каждому по труду при социализме". Только на первый взгляд эта формулировка отличается от основной (ОЭЗС). "От каждого - по способности" эквивалентно "будь ты уборщица или министр". "Каждому - по труду" означает следующее. Если труда нет, то ничего не выплачивается ("Кто не работает, тот не ест") в т. ч. детям (иждивенцам), больным ...). Если работал 4 часа, то выплачивается 1/2 от 8-ми часовой зарплаты равной у всех трудящихся. Какой бы ни был труд при социализме: легкий или тяжелый, простой или сложный, без вредных условий или с ними, содержит трудящийся иждивенцев или нет, и т. п., - плата за равное рабочее время одинакова. Понимал Сталин, что смысл этих формулировок тождествен, или не понимал - вот в чем первый вопрос. Если понимал, то что его вынудило отступить от основного принципа социализма - реальность, как в 1917 г. Ленина? Где отчет в таком случае, обоснование или объяснение, подобные "Очередным задачам..." Ленина? Если не понимал, что косвенно подтверждается обсуждением оплаты стахановцев в Политбюро, где решили, что не в состоянии оплачивать их результаты по труду и отчего заявление, что социализм построен "в основном", то что в таком случае построено в СССР? Но независимо от решения этих вопросов мы точно знаем, чем принципиально и существенно отличалась эта экономическая конструкция от марксизма-ленинизма и имеем право назвать ее теоретико-идеологическую форму сталинизмом, которую сам Сталин назвал социализмом ("в основном"). Итак, имеем социализм: 1) по Марксу-Энгельсу как общественно-экономическую формацию (ОЭФ), сменившую капиталистическую ОЭФ в наиболее развитых капстранах и вообще в большинстве стран мира так, что реставрация капитализма исключена; 2) по Ленину как ОЭФ в одной стране (России), отличающегося от марксистского по ряду существенных признаков (наличие классов, классовой борьбы и государства) и 3) по Сталину, отличающегося от ленинского внутриклассовыми противоречиями и соответствующей борьбой подклассов или видов из-за различий в заработной плате (в доходе, в распределении общественного дохода на оплату труда между категориями трудящихся). Самым простым и даже очевидным решением (шаг 1) будет объявить, что социализм по Ленину и по Сталину - не социализм, а переходный период к социализму, т. е. различные формы или стадии развития диктатуры пролетариата. Следующим шагом (2) - признать невозможность построения социализма в одной стране, окруженной могучими капиталистическими врагами, его неизбежную гибель (Троцкий, Зиновьев и др.), и, вместо стремления к невозможному и гибельному, следующий шаг (3) - разжигать пожар возможной мировой революции (Троцкий и Со). Самым прагматичным решением будет отказ от шагов 2 и 3, или только от 3, как и случилось в истории СССР. Диктатура пролетариата не отменяется в одночасье, а отмирает, и этот процесс может продолжаться годами и десятилетиями. К этому государственному строю также можно применить общую схему исторического материализма: рождение, развитие (рост, укрепление, ...), старение и умирание. Маркс и Энгельс при глобальном причинно-следственном (не телеологичном) подходе исключали развитие диктатуры пролетариата, Ленин признавал все этапы, но считал, что эта диктатура в одной стране не может продолжаться (продержаться) долго, а Сталин - что диктатура в СССР разовьется в социализм, а последний в коммунизм. Дедушка Хрущев, бездарный ученик и преемник Сталина, намеревался построить коммунизм в одной стране к 1980 г. (знал, что не доживет...). Т. к. Ленин ввел дифференцированную оплату труда служащих, а Сталин - рабочих, в т. ч. в совхозах, то наиболее ясной экономической характеристикой уровня жизни, богатства классов, напряжения межклассовой борьбы и др. является средняя зарплата класса. Более уравнительной была зарплата колхозника, выдаваемая в трудоднях. Основные недостатки дифференцированной зарплаты - это, в первую очередь, возможности экономических злоупотреблений (коррупции вверху, краж внизу и др.), трудности в достижении "справедливой" дифференциации тарифных сеток, учета и контроля. В частности, по учету нет достаточно надежных данных о средней зарплате рабочих, служащих и колхозников в СССР. Поэтому для политэкономической оценки общества СССР и, вообще, любой ОЭФ мы используем упрощенную схему сравнения средних зарплат основных классов по принципу "больше" или "меньше" не столько даже по фактическим статистическим данным, сколько по принципу долженствования и "если.. - то". Для государства диктатуры пролетариата получаем, что средняя зарплата рабочих выше средней зарплаты служащих, которая выше средней зарплаты колхозника. Структуры, в которых средняя зарплата (далее просто зарплата) рабочих больше, чем у любого другого класса, определяем как государства диктатуры пролетариата. Государственные структуры, в которых доход капиталистов, феодалов, рабовладельцев и др. выше, чем у остальных классов, определяем как капиталистические, феодальные, рабовладельческие и т. п. (продолжение окончания будет здесь или отдельно)

ФИЛ: newton пишет: ФИЛ пишет: цитата: Это уже понятнее, но есть неопределенности: 1) что Вы считаете внешними признаками ОЭФ, а что внутренними? 2) что считаете объективным критерием сравнения разных ОЭФ? и 3) в определении Сталиным "победы социализма в одной стране" как "построение полного социалистического общества в одной стране" что не понятно или не устраивает? 1) Внешними признаками я считаю признаки декларативные - например, провозглашение наличия "лагеря социализма" (Конституция СССР 1924г.), внутренними - фактическое наличие 2-х основных признаков: общественной (диктат одного класса/партии) и экономической (отмена частной собственности на средства производства) формации. 2) Объективным критерием сравнения разных ОЭФ я считаю производительность труда. 3) В трактовке определения Сталина мне непонятно, что именно считать "победой социализма в одной стране": а) Наличие как внешних, так и внутренних признаков ОЭФ в одной стране или б) Наличие превосходства над ОЭФ другой страны в производительности труда. Декларации - также важные признаки, т. к. обычно это цели, планы, программы и т. п., вероятность реализации которых велика. Что касается диктатуры класса над остальными, то ее наличие характеризует досоциалистические ОЭФ, в лучшем случае диктатуру пролетариата, - переходный период к социализму. Что касается частной собственности на средства производства, то она отсутствует также и при госкапитализме. Т. ч. 2-х основных признаков, приведенных Вами, недостаточно для определения социализма. Нужен еще по крайней мере один признак, отличающий переходный период от капитализма, а также признаки, отличающие переходный период от социализма. К этим последним марксизм-ленинизм-сталинизм не относит производительность труда, которая может быть большой и при капитализме. Производительность труда, или другими словами рост капитала, важный признак, но важен и уже имеющийся капитал - уже имеющееся действующее или активное богатство, экономический базис общества. Вот несколько слов Сталина на эту тему из Отчетного доклада на XVIII съезде партии (март 1939): "Рост промышленности СССР и главных капиталистических стран за 1913-1938 годы ................... 1913 г . 1933 г . 1934 г . 1935 г . 1936 г . 1937 г . 1938 г СССР.......... 100,0.... 380,5 ... 457,0... 562,6.... 732,7.... 816,4.... 908,8 США........... 100,0.... 108,7.... 112,9... 128,6.... 149,8.... 156,9.... 120,0 АНГЛИЯ...... 100,0...... 87,0..... 97,1.... 104,0.... 114,2.... 121,9.... 113,3 ГЕРМАНИЯ.. 100,0...... 75,4..... 90,4.... 105,9.... 118,1.... 129,3.... 131,6 ФРАНЦИЯ... 100,0..... 107,0.... 99,0..... 94,0....... 98,0.... 101,0...... 93,2 Из этой таблицы видно, что наша промышленность выросла в сравнении с довоенным уровнем более, чем в девять раз, тогда как промышленность главных капиталистических стран продолжает топтаться вокруг довоенного уровня, превышая его всего лишь на 20-30 процентов. Это значит, что по темпам роста наша социалистическая промышленность стоит на первом месте в мире. Выходит, таким образом, что по технике производства и темпам роста нашей промышленности мы уже догнали и перегнали главные капиталистические страны. В чем же мы отстаем? Мы все еще отстаем в экономическом отношении, то есть в отношении размеров нашего промышленного производства на душу населения. Мы произвели в 1938 году около 15 миллионов тонн чугуна, а Англия - 7 миллионов тонн. Казалось бы, дело обстоит у нас лучше, чем в Англии. Но если разложить эти тонны чугуна на количество населения, то получается, что в Англии на каждую душу населения в 1938 году приходилось 145 килограммов чугуна, а в СССР - всего 87 килограммов. Или еще: Англия произвела в 1938 году 10 миллионов и 800 тысяч тонн стали и около 29 миллиардов киловатт-часов (производство электроэнергии), а СССР произвел 18 миллионов тонн стали и более 39 миллиардов киловатт-часов. Казалось бы, дело у нас обстоит лучше, чем в Англии. Но если разложить все эти тонны и киловатт-часы на количество населения, то получается, что в Англии приходилось на каждую душу населения в 1938 году 226 килограммов стали и 620 киловатт-часов, тогда как в СССР приходилось всего 107 килограммов стали и 233 киловатт-часа на душу населения. В чем же дело? А в том, что населения у нас в несколько раз больше, чем в Англии, стало быть, и потребностей больше, чем в Англии: в Советском Союзе 170 миллионов населения, а в Англии не более 46 миллионов. Экономическая мощность промышленности выражается не в объеме промышленной продукции вообще, безотносительно к населению страны, а в объеме промышленной продукции, взятом в его прямой связи с размерами потребления этой продукции на душу населения. Чем больше приходится промышленной продукции на душу населения, тем выше экономическая мощность страны, и наоборот, чем меньше приходится продукции на душу населения, тем ниже экономическая мощность страны и ее промышленности. Следовательно, чем больше населения в стране, тем больше в стране потребностей в предметах потребления, стало быть, тем больше должен быть объем промышленного производства такой страны. Взять, например, производство чугуна. Чтобы перегнать Англию экономически в области производства чугуна, производство которого составляло там в 1938 году 7 миллионов тонн, нам нужно довести ежегодную выплавку чугуна до 25 миллионов тонн. Чтобы перегнать экономически Германию, которая произвела в 1938 году всего 18 миллионов тонн чугуна, нам нужно довести ежегодную выплавку чугуна до 40-45 миллионов тонн. А чтобы перегнать США экономически, имея в виду не уровень 1938 кризисного года, когда США произвели всего 18,8 миллиона тонн чугуна, а уровень 1929 года, когда в США был подъем промышленности и когда там производилось около 43 миллионов тонн чугуна, мы должны довести ежегодную выплавку чугуна до 50-60 миллионов тонн. То же самое нужно сказать о производстве стали, проката, о машиностроении и т. д., так как все эти отрасли промышленности, как и остальные отрасли, зависят в последнем счете от производства чугуна. Мы перегнали главные капиталистические страны в смысле техники производства и темпов развития промышленности. Это очень хорошо. Но этого мало. Нужно перегнать их также в экономическом отношении. Мы это можем сделать, и мы это должны сделать. Только в том случае, если перегоним экономически главные капиталистические страны, мы можем рассчитывать, что наша страна будет полностью насыщена предметами потребления, у нас будет изобилие продуктов и мы получим возможность сделать переход от первой фазы коммунизма ко второй его фазе. Что требуется для того, чтобы перегнать экономически главные капиталистические страны? Для этого требуется прежде всего серьезное и неукротимое желание идти вперед и готовность пойти на жертвы, пойти на серьезные капитальные вложения для всемерного расширения нашей социалистическая промышленности. Есть ли у нас эти данные? Безусловно есть! Для этого требуется, далее, наличие высокой техники производства и высоких темпов развития промышленности. Есть ли у нас эти данные? Безусловно есть! Для этого требуется", наконец, время. Да, товарищи, время. Нужно строить новые заводы. Нужно ковать новые кадры для промышленности. Но для этого необходимо время, и немалое. Невозможно в 2-3 года перегнать экономически главные капиталистические страны. Для этого требуется несколько больше времени. Взять, например, тот же чугун и его производство? В продолжение какого периода времени можно перегнать экономически главные капиталистические страны в области производства чугуна? Некоторые работники Госплана старого состава предлагали при составлении второго пятилетнего плана запланировать производство чугуна к концу второй пятилетки в размере 60 миллионов тонн. Это значит, что они исходили из возможности среднегодового прироста выплавки чугуна в размере 10 миллионов тонн. Это была, конечно, фантастика, если не хуже. Впрочем, эти товарищи ударялись в фантастику не только в области производства чугуна. Они считали, например, что в течение второй пятилетки ежегодный прирост населения в СССР должен составить три-четыре миллиона человек или даже больше этого. Это тоже была фантастика, если не хуже. Но если отбросить прочь фантазеров и стать на реальную почву, то можно принять как вполне возможный среднегодовой прирост выплавки чугуна в размере двух-двух с половиной миллионов тонн, имея в виду нынешнее состояние техники выплавки чугуна. История промышленности главных капиталистических стран, так же как и нашей страны, показывает, что эта норма ежегодного прироста является напряженной, но вполне достижимой. Стало быть, требуется время, и немалое, для того, чтобы перегнать экономически главные капиталистические страны. И чем выше будет у нас производительность труда, чем более совершенствоваться будет у нас техника производства, тем скорее можно будет выполнить эту важнейшую экономическую задачу, тем больше можно будет сократить сроки выполнения этой задачи". Обратите внимание на "возможность сделать переход от первой фазы коммунизма ко второй его фазе", т. е. построить коммунизм в одной стране.



полная версия страницы